Катя (jerzy_kovalskiy) wrote,
Катя
jerzy_kovalskiy

  • Music:

Как-то chantfleuri просила меня...

...показать ей мою автобиографию, которую я, по слухам, уже написала:)
В принципе, сильно личного там нет, так что почему бы и нет?:) Немножко можно:) В конце-концов, это самое большое и эпическое произведение, которое я написала за последнее время.


Я, Вдовина Екатерина Евгеньевна родилась 1го марта 1986го года… в отличие от жителей крупных городов мне всегда сложно заканчивать эту фразу, потому что я толком не знаю, как именно нужно писать: родилась я, конечно, в Москве, но родители мои жили (и живут до сих пор) в подмосковном городке (а в то время он был куда меньше и еще назывался поселком) Черноголовка.
Конечно, никто не может помнить своего рождения, да и первые годы жизни тоже. Однако, я совершенно точно знаю, что была желанным ребенком для двоих молодых людей – аспиранта-физика и учительницы музыки.
Из-за этой географической разницы в местах рождения родителей, меня воспитывали без участия бабушек и дедушек. Соответственно, мой круг общения в первые годы был чрезвычайно узок – только я, мама и папа. Может быть именно благодаря этому я достаточно хорошо помню первые годы жизни – где-то до 3х лет. Потом все детские воспоминания как-то сливаются во что-то одно неразборчивое. Удивительно, но многие мои сверстники не имеют таких ранних воспоминаний, как я – для них сознательный возраст начинается годам к 4-5ти. Почему я так точно помню этот рубеж – 3 года? Потому что когда мне было 3, у меня появилась младшая сестра, а такие вещи не проходят незамеченными, не так ли?
Что я могу вспомнить из тех самых ранних лет? Конечно, родителей и однокомнатную квартиру, в которой мы тогда жили. Очень много прогулок – в том числе и в одиночестве. Это удивительно, но тогда 3хлетнего ребенка могли совершенно спокойно отпустить гулять во двор, на детскую площадку, в песочницу одного. Пожалуй, я очень хорошо помню то время и потому, что была совершенно свободной и мой каждый шаг не контролировался взрослыми. Я до сих пор чувствую, что тогда, в раннем детстве была куда смелее, самостоятельнее, сознательнее и свободнее, чем когда бы то ни было.
Конечно, у меня были знакомые сверстники, но едва ли это можно было назвать дружбой. Прежде всего потому, что в 3 года такие понятия еще не осознаются. Кроме того, куда больше я играла с родителями – в основном это было нечто вроде ролевых игр, игр, развивающих фантазию. Например, я очень любила, когда мне читали вслух, и любимой книжкой для меня была история, написанная Сельмой Лагерлеф «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями». Если кто не знает – это история про мальчика, на которого было наложено заклятие, в результате чего он стал таким маленьким, что смог путешествовать верхом на шее перелетного гуся. В отличие от одноименного советского мультфильма, книжка была длинной, подробной (настолько, что юные шведы начинают изучать географию именно по ней), достаточно страшной и серьезной. После этого я долго играла в Нильса, удобно устроившись на шее отца. Кстати говоря, чем дальше, тем реже я вижу детей, которых сажают на шею отцы… Почему?
До рождения второго ребенка мои родители были весьма легки на подъем – они увлекались пешим туризмом, а кроме того были не слишком привязаны к нашему месту жительства – Черноголовке. Ведь все их друзья остались в других городах… и самый близкий из этих городов был Москвой. Поэтому мы часто бывали у них в гостях, а значит, я гораздо больше общалась со взрослыми, чем со сверстниками.
Что я вынесла из этих первых лет жизни?
Во-первых, веру в людей, оптимизм, что если ты будешь хорошей девочкой, то с тобой никогда ничего не случится.
Во-вторых, была заложена основа моей мечтательности и умения тонко чувствовать людей и вещи – годы игры в «белочек», «зайчиков», «петушков» не прошли даром и позже я смогла вспомнить этот опыт, чтобы сыграть еще некоторое количество ролей.
В-третьих, я была гораздо ближе к отцу, чем к матери. Что это значит? Значит, что позднее мне трудно будет заводить подруг, но зато в минуты сомнений я буду желать, чтобы у меня был сильный защитник. А еще это значит, что отцовское влияние будет продолжаться все дольше, пока не станет навязчивым и мешающим развиваться дальше…

Однако, эта идиллия рано или поздно должна была закончиться.
Как я уже говорила, моя младшая сестра Евгения появилась на свет, когда мне было 3 – я считаю, что эта разница между детьми самая оптимальная, и поэтому мои родители сделали правильно, что завели второго ребенка именно тогда. И тем не менее, у них осталось гораздо меньше времени на меня. Поэтому я не избежала «переходного дополнительного этапа» (о котором говорила выше) – детского сада.
Воспоминания об этом периоде у меня смутные и отрывочные, наверное, потому что мы действительно стараемся забыть самое плохое. А в детском саду я сделала несколько не слишком приятных открытий, которые сильно повлияли на меня позже.
Почему эти открытия произошли именно в детском саду? Потому что это одно из первых обществ, в которое попадает маленький человек, причем общество не однородное, а достаточно сложное по структуре.
Во-первых, есть твои сверстники. Пока, в возрасте 3-5ти лет они еще не делят социальные роли в группе так, как это будет происходить в школе. Да, есть более активные и талантливые дети, есть и тихони, но эта разница чувствуется еще не так сильно. То, между чем разница уже чувствуется – это отдельный человек и толпа. Ведь толпа действует по каким-то совершенно своим законам, не так, как один человек вне ее. Человека в толпе я могу сравнить с атомом в кристаллической решетке – он привязан к своему конкретному месту, со всех сторон окружен связями и может только относительно недалеко колебаться от своего положения. Человек как отдельная частица имеет куда большую свободу действий. Это открытие я сделала, когда однажды меня и еще одного мальчика из моей группы должны были забрать из сада не вечером, а где-то во время обеденного сна. Этот мальчик был активным и явным заводилой в толпе других детей, так что лучше было стараться держаться от него подальше, когда он вдруг начинал бросаться игрушками или карабкаться на стеллажи, но когда мы с ним остались вдвоем, оказалось что он может быть спокойным и даже разговаривать шепотом. Мы строили домик для зайца и меня поразило, как заботливо он подкладывает этому несчастному зайцу подушку и тихо объясняет мне, что это для того, чтобы уши во вне не бились об стенку…
Я не могу сказать, что в это время у меня были друзья. Кажется, отношения строились очень ровно.
Во-вторых, есть взрослые – воспитательницы, нянечки, медсестры, а позже страшный человек – логопед. И эти взрослые – не твои родители. Им нет до тебя дела. Они не станут умиляться, что ты сам завязал шнурки или застегнул пуговицу, как случайные «знакомые» на улицы, к которым ты можешь подбежать с детской непосредственностью. Нет, они смотрят на тебя свысока. Они готовы навалить тебе второе в ту же миску, из которой ты еще не доел первое, и в результате у тебя картофельное пюре плавает в супе.
Итак, вера во взрослых, которая раньше не подвергалась сомнениям, пошатнулась. И это было очень серьезным событием, потому что я до сих пор испытываю сложности в общении с людьми, которые старше меня всего на 5 лет – даже если в нашей внешности уже не видно нашего возраста. Отношения в детском саду сыграли свою решающую роль в этом феномене, как я думаю. Однако, не только взрослые тому виной…
Взрослые сыграли свою роль и в том, что до моего сведения было доведено – я не такая, как остальные дети. И это заложило основу всех комплексов, с которыми я боролась всю последующую жизнь. Было сказано, что у меня «нарушение координации», а также начался кошмар с буквами «Р» и «Ш». Думаете, невозможно одновременно и картавить, и шепелявить? Вы ошибаетесь! Ни что на свете не могло заставить меня выговорить эти буквы, а потому были предприняты меры – перевод в логопедическую группу. Единственную, которая была в этом детском саду. Где все дети старше на целый год. Это звучало как приговор.
Привыкнуть к этому я так и не смогла. Я вспоминаю этих «огромных девиц», на которых я могла смотреть разве что снизу вверх, и мне сложно поверить, что разница между нами была всего в год. Наладить отношения в этом новом коллективе мне так и не удалось – первая неудача в чреде последующих за этой. Я не помню, чтобы меня особенно обижали, или дразнили, или даже намеренно игнорировали. Я просто не могла найти связи.
В результате, с детским садом было покончено. Отныне и навсегда.
Tags: автобиография, обо мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments